katerina_shen

Categories:

ОБЗОР МИРОВОЙ ФАНТАСТИКИ

Поскольку я эколог, поэтому излагаю критический обзор мировой фантастики с позиции биосферной целезообразности, точнее, вероятности спасения биосферы и разумного освоения большого космоса. Обзор составлен с участием чрезвычайно компетентного эксперта и уникального знатока мировой фантастики, пожелавшего остаться инкогнито. 

МОДЕЛИ БУДУЩЕГО В НАУЧНОЙ ФАНТАСТИКЕ

1.Радикальным фантастическим вариантом спасения биосферы, является полная зачистка человечества высшим разумом. Эта, вполне логичная, версия будущего, великолепно изложена в фильме режиссёра Дерриксона "Thе Day the Earth Stood Still» (День, когда Земля остановилась). Но, похоже, что с задачей самоликвидации человечество справляется само, безо всякого внешнего вмешательства. 

2. Гарри Гаррисон в «Неукротимой планете» рассматривает две антагонистические модели развития: технократическую («жестянщики») и биосферную («корчевщки»). Позиция «войны с природой» ведёт к неумолимой депопуляции «жестянщиков», руководство которых под страхом смерти запрещает своим гражданам статистическую аналититику демографических процессов. В то же время «корчевщики», наладившие сбалансированные отношения с опасной биосферой, медленно, но уверенно эволюционируют. Современная земная цивилизация избрала путь «жестянщиков» и, со всей очевидностью, в ближайшую эпоху пожнёт результаты, сходные с прогнозом гениального фантаста.

3. Маркес в романе «Сто лет одиночества», используя модель изолированного сообщества, описывает полный цикл развития человечества, только в сжатые сроки и в локальном масштабе. Автор блестяще прописал все стадии становления обособленной хомопопуляции, высшим этапом которого было создание «Лаборатории». Но о ней постепенно забыли и всё закончилось вырождением до уровня хвостатого младенца, о котором никто не заботился и, в итоге, его сожрали муравьи. 

Поколение, ещё осознающее себя «советскими людьми» является свидетелемм катастрофической интеллектуальной и мировоззренческой деградации некогда «самого читающего народа в мире». Теперь постсоветский этнос, претендовавший на построение «светлого будущего», вместе со всем прогрессивным человечеством уверенно вписывается в «модель Маркеса».  

4. Джеймс Кэмерон в культовом научно-фантастическом фильме АВАТАР, красочно изобразил сбалансированную с природой цивилизацию «нави». Нави гармонически вписаны в систему биосферной натуральной информационной сети планеты Пандора, где огромные деревья выполняют роль биосферных серверов и коммутаторов. Интегрирует информацию и духовные импульсы, исходящие от каждого живого существа, природный информаторий - ЭЙВА - балансирующий координатор всех планетарных процессов. При вторжении землян на планету, в привычном для нас американском формате, происходит то, что происходило всегда при появлении колонизаторов. 

Мы являемся свидетелями подобных явлений во Вьетнаме, Югославии, на Ближнем Востоке и всём постсоветском пространстве. Война, шпионаж, предательство, криминализация властей, коррупция, уничтожение среды обитания с перспективой навязывания «демократических ценностей», в перечень которых входят коррупция, кредиты, налоги, пиво, джинсы, задницы, ЛГБТ, управленческие стандарты и религиозное послушание. Всё кончается отсосом энергоносителей и ценного сырья, включая генетический цвет покорённой нации. Остальные аборигены обречены на «оказание услуг», разложение, деградацию и рабское подчинение колонизаторам. А неподчинившиеся подлежат ликвидации, как правило, с помощью собственных силовых ведомств. 

При переносе процессов земного масштаба в галактический формат получается, что всё это придумано ради извлечения ценных минералов и энергоносителей, необходимых для завоевания янкиподобными землянами Большого Космоса. 

Эту же мысль развивает Урсула Ле Гуин в умном романе «Слово для Мира и Леса одно». Модель Ле Гуин предполагает вмешательство гуманистически настроенной Галактической цивилизации, способной справедливо осудить и ограничить «американский беспредел» хищных землян. Эта примитивная модель «крысиной экспансии в бесконечность» является самой популярной жанровой платформой в западной научной фантастике. 

5. Существует обширный спектр моделей кибернетической эволюции, в которых искусственный интеллект достигает уровня развития, многократно превышающего человеческий. Цивилизация умных машин постепенно перестаёт нуждаться в человеческом обслуживании и вычёркивает биологические формы жизни из списков живущих. С нашей точки зрения, наиболее изысканной моделью «кибернетического будущего» является блокбастер братьев Вачовски МАТРИЦА, в котором авторы смогли прописать условный happy end, позволяющий обречённым остаткам подпольщиков получить зыбкое право на существование в мире машин, но уже на вторых ролях.

Сегодняшнее положение дел в области необъяснимой с рациональной точки зрения «цифровизации» всех процессов даёт основания полагать, что человеческие существа уже находятся на вторых ролях в качестве персонала, обслуживающего интересы глобальной кибернетической сети. С точки зрения эволюционной космологии такой вариант «цели и смысла человеческого существования» серьёзно аргументирован: люди порождают киберцивилизацию, наполняют её осмысленным содержанием, частично загружаются в виртуальные миры и физически уходят с эволюционной арены. Силиконовые «неорганические существа» способны жить в бескислородной среде, дистанционно общаться в широком спектре радиочастот, потреблять напрямую солнечную энергию и даже питаться радиоактивным излученим. Наверное, такой вариант освоения космоса имеет право на существование.

6. Ряд социальных прогнозов посвящен появлению сложных кибернетических организмов, превосходящих людей не только по интеллектуальным и физическим, но и этическим параметрам. Собирательные образы человекообразных киберсуществ глубоко прорисованы в романах Паоло Бачигалупи «Заводная» и Виктора Пелевина S.N.A.F.F. Если предположить возможность реализации их прогнозов о «светлом будущем», то слизеподобные сгустки протоплазмы, с плохо работающим жидкокристаллическим мозгом, действительно не выдерживают никакого сравнения с высокоразвитыми киберустройствами и объективно вынуждены уступить им роль флагманов эволюционного процесса.

7. Плеяда замечательных западных «модельеров будущего» начиная с классиков - Артура Кларка, Рэя Брэдбэри, Роберта Шекли, Гарри Гаррисона, Фрэнка Херберта и Курта Воннегута и заканчивая современными виртуозами «фантастической правды», в число которых входят Ричард Морган, Ханну Райаниеми, Джеймс Кори, Рамез Наам, Нил Гейман… не смогли в своём полёте мыслей выбраться «за флажки» бизнес-парадигмы и преодолеть формат милитаристских экспансий, являющийся лейтмотивом сюжетов практически всех произведений. Модели продвинутых инопланетных цивилизаций в классических сюжетах «звёздных войн» тоже состоят из «потребителей», которые в своих устремлениях мало чем отличаются от «двуногих без перьев». На всех мирах, порождённых гениями западной фантастики, лежит общая тень безысходности, выраженная в дурной бесконечности захвата и освоения всё большего пространства, с целью его присвоения и пожирания. Те же свойства приписываются чуждым суперцивиллизациям, столкновения с которыми напоминают гипертрофированную до галактических масштабов битву чёрных и серых крыс за обладание зернохранилищем. Именно на этой методологической платформе строятся захватывающие сюжеты космических опер. 

8. Пика в жанре «космических опер» достиг Питер Гамильтон, сумевший в «Эволюционирующей бездне» развернуть панораму будущего, в котором решены все проблемы нашей современности, включая бессмертие, перемещение во времени с целью исправления «ошибок молодости», телепатию, телекинез и ментальный доступ почти к любой информации. Отношения выстраиваются на базе цивилизованного диалога разнокалиберных концептов развития, на почве которых ассоциируются трансгалактические интеллектуальные кланы. Иногда диалог о путях и методах дальнейшего развития входит в стадию жёсткого несогласия, вплоть до военных конфликтов. Высшей ценностью гамильтоновской информационно интегрированной цивилизации будущего является не деньги и власть (хотя они наличествуют в рудиментарной форме), а приоритетный доступ к возможности ускоренной эволюции. Но автор тоже не сумел вырваться за флажки классической «трансгалактической крысиной войны», но уже за право обладания уникальными эволюционными ресурсами. 

Очевидно, что в западной научной фантастике назрела потребность в ино-парадигме, которая пока недосягаема, для абсолютного большинства «модельеров будущего». 

9. В научной фантастике последней эпохи нам с коллегами удалось обнаружить прорывы, которые можно отнести к исключениям из правил. Этот жанр моделирования будущего недосягаем для массового читателя и представлен двумя авторами. Это Грэг Иган и Яцек Дукай. Обя автора независимо друг от друга вторглись в область создания инофизики, кибернетического эмбриогенеза, космологической педагогики, виртуальной гносеологии, многородовой металингвистики и эмоциональной математики в «одном флаконе». Этот прорыв за пределы системы понятийных координат банальной футурологии представлен в ряде оригинальных космологических моделей, увидевших свет в третьем тысячелетии. К сожалению, эта Джомолунгма и Канчинджанга мировой фантастики могут быть покорены исчезающе малым числом книголюбов. Поэтому, модели Игана-Дукая вряд ли смогут стать точкой кристаллизации новой школы в интеллектуальной пустыне, в которую превращается регрессирующее «общество потребления» в 21 столетии.

10. Оригинальной и гениальной фигурой, стоящей на границе советской и западной фантастики, является Станислав Лем. Модель СОЛЯРИСА - мыслящего океана, воспетого в одноименном фильме Арсения Тарковского, является возвышенной над мелочными человеческими страстями моделью планетарного самосознания. На фоне диалога с планетарным сверхразумом очевидна научная, интеллектуальная и этическая несостоятельность представителей человеческой цивилизации.  

СОВЕТСКАЯ ПРОГНОСТИЧЕСКАЯ ШКОЛА

В отличии от прогнозов колонизаторской экспансии в рамках капиталистической логики развития грядущих событий, в советской фантастической школе 20-го века возник жанр «созидательной научной фантастики». В основе её стояла прогностическая школа «Русских космистов», одним из основателей которой стал Александр Сухово-Кобылин, впервые сформулировавший ещё в конце 19 века возможность проникновения землян в глубокий космос с благородной миссией исследования новых миров. На фундаменте модели благородной развивающей миссии при проникновении в иные миры сформировались выдающиеся фигуры Ивана Ефремова и Аркадия и Бориса Стругацких. Футуристическая панорама Ефремова основана на представлениях о создании межгалактической коллегии просвещённых высоконравственных цивилизаций. Эта идея получила наименование Великого Кольца и в её благородной генетике отсутствуют элементы хищнической колонизаторской экспансии. Братья Стругацкие создали свои первые «гибридные» произведения под влиянием Ефремова и американской классической школы, но вскоре совершили качественный скачок, разработали узнаваемый стиль и опередили как отечественных, так и зарубежных коллег по глубине и точности прогнозов будущего. Похоже, что спустя полвека, их так никто и не опередил. Стругацкие развили не одну, а целых три директории конструктивного созидательного будущего. 

1) Базовым открытием является идея «прогрессорства», представляющая собой фундаментальную мотивацию выдвижения представителей коммунистической земной цивилизации в Большой Космос. Стругацкие разработали глобальную модель идеального человеческого общества, создавшего из земного ландшафта уникальный природно-архитектурный шедевр. Эталонная земная цивилизация экспортирует в иные миры идеи равенства, братства, созидательного труда и бытия в гармонии с природой. Цели порабощения, бесчестной торговли и захвата полезных ископаемых, как мотивации освоения внешних миров, в футуристической модели ранних Стругацких отсутствует вовсе. Стратегическим интересом является деликатное конспиративное изучение и просвещение недоразвитых цивилизаций, погрязших в рабстве, феодальных войнах, религиозном мракобесии и капиталистических кризисах с целью поднятия их из пучины невежества на высший этический уровень самоорганизации, вплоть до достижения возможности ведения полноценного диалога с галактическим сообщевом разумных гуманоидов. Примером является эталонная Земля, преодолевшая все социально-эволюционные стадии, вплоть до становления коммунистического гуманитарного общества. 

2) Вторым аспектом будущего, глубоко проработанным Стругацкими, является закономерный эволюционный метаморфоз - появление среди людей представителей нового вида существ - «люденов» - одарённых рядом уникальных способностей, созидательным потенциалом и трансгалактическим уровнем интересов. В «светлом коммунистическом будущем» братьев Стругацких люденов не преследуют, не пытаются расчленять в лабораториях и превращать в военных зомби. Напротив, с ними пытаются наладить культурный диалог и, за редким исключением, предоставляют возможность всестороннего развития.  

3) Третьим непознаваемым феноменом является присутствие иноразума, именуемого «странники». Следы этой неуловимой сверхцивилизации проходят красной нитью через большинсво произведений гениальных братьев. Принципиальным отличием «странников» от западных аналогов является то, что они с людьми не конфликтуют и не пытаются посягнуть на ценности прогрессивного человечества. Они просто есть, иногда нами интересуются, изучают и оставляют «следы».  

Однако, по мере приближения к миллениуму и позорной капитуляции коммунистической идеологии перед прелестями «американской мечты» и «европейскими ценностями», гуманистический оптимизм Стругацких иссяк. Мир увидел ряд шедевров социальной фантастики в рамках классических пост-американских стандартов (Хищные вещи века. Пикник на обочине. Отягощённые злом. Бессильные мира сего). 

Особого внимания заслуживает блестящая модель этической эволюции под жёстким давлением чиновничьего кретинизма, массового холуйства и гнусности советских спецслужб. Идея «стремительной эволюции под давлением спецслужб» изложена Стругацкими в малоизвестном романе «Дьявол среди людей» под пседонимом «Ярославцев». Сюжет романа находится в полном соответствии с темой настоящего исследования и содержит ключ к пониманию естественных социально-эволюционных механизмов, способных породить предтеч «постхомо».

Завершающим итогом советской фантастической школы стал кинематографический шедевр Георгия Данелия КИН-ДЗА-ДЗА, созданный в жанре сатирической антиутопии. Фильм на многие десятилетия стал культурным кодом узнавания среди «тех, кто понимает». «Формула будущего», вытекающая из контекста фильма, свидетельствует о том, что качество цивилизации не зависит от уровня развития технического прогресса. Будущее планеты Плюк «типа опустыненная Земля» прорисована в фильме с полной очевидностью. Телепатия, антигравитация, телекинез и возможность связаться с любым концом вселенной, при отсутствии этически обоснованной мировоззренческой платформы, не стоит и коробка спичек.

Проявление новой пан-парадигмы

Не имеющим жанровых аналогов в мировой литературе футуристическим произведением, стоящим на грани социальной фантастики и гениального провидения, является труд Даниила Андреева РОЗА МИРА, написанная в течении 10 лет сталинского политзаключения в условиях жёской Владимирской тюрьмы. Поражает факт, что без доступа в библиотеки, работа насыщена глобальным массивом сведений, непосильных одиночному разуму. Панорама мироздания, прорисованная в Розе Мира, не имеет отношения к фэнтэзи и научной фантастике. Складывается впечатление, что автор заслужил право подключения к недосягаемой для непосвящённых информационной сети и располагал доступом к кричаще значимым сакральным сведениям, гармонизированным с реальностью. Для работы характерны уникальные эмоциональные состояния высочайшего вдохновения, которые можно характеризовать как перманентный инсайт, отзвуки которого автор смог талантливо отразить в словесной форме. В работе прорисована панорама слоистых миров, позволяющих каждому сознательному существу совершать нравственную эволюцию и достигать предельно высоких прозрений, равно как и наоборот. Известное нам человечество обитает в одном из таких слоёв. Работа необычайно богата натуральными неологизмами, лежащими в основе узнаваемого универсального праязыка и содержащими в себе корни не только массы новых понятий, но и реальные ключи к фундаментальным основам герменевтики. Футуристическая панорама РОЗЫ МИРА сводится к трём скрепам, без исполнения которых цивилизация будет ассимилирована инфернальными сущностями. Дегенерировавшие люди, по мере накопления критической массы компромиссов перед совестью, перерождаются. вплоть до обретения морфофизиологических и поведенческих признаков мнимых обитателей инфернальных миров. Массовое осатанение, усиленное интеллектуальными, технологическими и кибернетическими ресурсами превращает планету в глобальное страдалище, в христианской мифологии обозначенное словом «ад».

Из солидарности к коллеге по политзаключению я считаю уместным перечисление упомянутых трёх условий, без которых человечество не имеет права называться «разумным»:


  1. «Планета-сад» - среда обитания, представляющая собой планетарный образец ландшафтного искусства и множество творчески обустроенных гармонических форм взаимодействия человека и природы при помощи высоких технологий. 
  2. «Интеррелигия» - предельно развитая система культуры веры, предполагающая снятие теософских разногласий на уровне достижения просветлёнными адептами любой «религии правой руки» пиков духовного восхождения. На физическом плане деятельность интеррелигии предполагает создание сети одухотворённых произведений архитектурного искусства - храмовых комплексов, позволяющих бесконфликтно отправлять неагрессивные культы всем верующим.
  3. «Человек облагороженного образа» - фундаментальный этический стандарт и архетипический эталон, лежащий в методологической основе массовой культуры, педагогики и политики. Обозначенный «собирательный образ» предполагает интеграцию мировых достижений этики, эстетики, науки и культуры в единой гармонической личности. Наиболее талантливые представители этой породы людей обязаны отдать долг цивилизации и определённый период времени нести на себе бремя управленческой ответственности в «этическом правительстве».

Без стремления к перечисленным целям человеческая цивилизация представляет из себя регрессивное мучилище, погружающееся во мрак потребления, невежества, уродства и взаимного истребления.

И последним достижением российской социальной фантастики, которое невозможно обойти вниманием, является пакет футуристических моделей Виктора Пелевина, лишённого каких бы то ни было иллюзий по поводу природы человека. Его работы эквивалентны запредельной сатире Курта Воннегута, но более остры, изысканны и современны.

Критерием качества произведения в современном мире, при беспредельной вакханалии олигархической цензуры на всех континентах, является «рискованность». Сверхреалистическая сатира фантастических произведений Пелевина виртуозно проявляет скотскую сущность и задевает интересы всех смертельно опасных эгрегоров: Сиона, ФСБ, ЦРУ, РПЦ, Ислама, коммунистов, демократов, президентов, гомосексуалистов и миллиардеров. Притом, он «включает свет» с непередаваемым изяществом и, что почти невероятно, умудряется оставаться в живых. По критериям личного риска, этот писатель заслуживает внесения в Книгу рекордов Гиннеса и способен конкурировать с Фиделем Кастро, по числу уклонений от разнообразных попыток ликвидации всеми спецслужбами мира. В разнообразных перспективах, прорисованных гением Виктора Пелевина, скотократия на Планете Земля всегда берёт верх и ведёт человечество к неминуемой самоликвидации.

Error

default userpic

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.